Cпасут ли болота России климат планеты?

Многолетние исследования международного научного сообщества доказывают, что водно-болотные угодья имеют значение для климата даже большее, чем леса планеты. Болота – регуляторы климата планеты, а запасы углерода в них вдвое превышают емкость всех лесов мира. 

 

Международная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) 30 лет назад сошлась во мнении, что без сохранения и восстановление водно-болотных систем климат не спасти. Причем при всей своей влиятельности болота крайне уязвимы: за последние полвека исчезла треть водно-болотных угодий мира – они исчезают в три раза стремительнее, чем леса. 

 

Но если в Европе уничтожено более 90% естественных болот, то в России заболоченные земли все еще достаточно обширны. По данным Института лесоведения РАН, общая заболоченность страны (земли вне зависимости от доли содержания торфа) составляют 3.69 млн км², то есть 21.6% территории. Собственно болота (с торфяной залежью мощностью более 30 см) занимают 1.39 млн млн км², или более 8%.

 

Российские болота бореальной зоны содержат в среднем в семь раз больше углерода на гектар, чем любая другая экосистема. По запасам торфа Россия занимает первое место в мире, а российские торфяники, по данным ученых Института лесоведения РАН, содержат более 113 млрд т углерода.

Болота как способ выполнения климатических обязательств

В РФ болота являются частью плана выполнения национальных обязательств по снижению выбросов. Как следует из новой Климатической доктрины РФ, стране удастся добиться снижения нетто-эмиссии парниковых газов на 25% от уровня 2019 года в основном за счет их поглощения лесами и болотами. И базовый, и интенсивный сценарии, заложенные в Стратегии социально-экономического развития РФ до 2050 г., в числе прочего включают в себя обводнение ранее осушенных болот, обеспечение их пожарной безопасности, управление их водным балансом.

 

То, что ставка в планах РФ о достижении углеродной нейтральности делается на болота и леса, а не на снижение выбросов в промышленности, - не единоличная инициатива государства, а продукт правил ООН. Международные соглашения позволяют использовать в национальных планах «управляемые земли» - территории, «где вмешательство человека и методы применялись для выполнения производственных, экологических или социальных функций».

 

Однако учёные, ответственные за подсчёт мировых выбросов, предупреждают, что ряд стран, которые в значительной степени полагаются на свои естественные поглотители углерода для сокращения выбросов, зачастую дают искаженную картину того, сколько углекислого газа образуется на водно-болотных угодьях на самом деле.  К примеру, по данным Международной группы охраны болот (IMCG), только российские торфяники (а это один из видов болот) являются одними из крупных поставщиков углерода в атмосферу. Как и в Индонезии, Малайзиии и Папуа–Новая Гвинея.

 

На практике получается так: заболоченные территории зависимости от практики и стратегии землепользования могут служить одним из крупнейших поглотителей парниковых газов, а могут стать миной замедленного действия, способной выбросить огромное количества углекислого газа, метана и закиси азота в атмосферу.

 

Сток или источник?

Далеко не любое болото (как и не любой лес) является поглотителем углерода. Реальный масштаб влияния российских болот на углеродный баланс планеты детально не изучен. Одни считают, что болота, расположенные на юге Западной Сибири, охлаждают атмосферу, другие – что, напротив, подогревают.

 

Сибирские болота – как губка, они хранят в себе огромный объем парниковых газов. На Западно-Сибирской низменности находится около 40% нетронутых болотных экосистем планеты. Занимая всего 1,6% суши, этот регион - хранилище около трети всего почвенного углерода России и более четверти — накопленного всеми экосистемами суши.

 

Проблемой, связанной с болотами вообще, и особенно – российскими, считают выбросы метана. Этот парниковый газ в 21 раз «агрессивнее» углерода. По оценкам IPCC, вклад естественных болот в общие выбросы природного метана колеблется от 61 до 82%. 

 

Исследования европейских ученых показали, что только торфяники европейской части могут быть эквивалентны 69% годовых выбросов европейских водно-болотных угодий. «Здоровый и полный парниковый баланс в Европе может быть достигнут только за счет включения торфяников европейской части России» - считают они. Эмиссия парниковых газов в результате мелиорации и последующей деградации торфяников, а также торфяных пожаров на сегодня достигают 5% всех антропогенных выбросов. В мировом масштабе это больше, чем производит авиация, морские перевозки и железнодорожный транспорт, вместе взятые.

 

Западно-Сибирская низменность многие тысячелетия накапливала мерзлый торф. «Горячими точками» из-за больших выбросов углерода называют термокарстовые озера Согласно исследованию, все изученные термокарстовые озера в мерзлотных широтах пересыщены содержанием метана. Авторы исследования Программы ООН по окружающей среде считают, что вечная мерзлота содержит объем углерода в два раза больший, чем количеств CO2, накопившегося в атмосфере. Причём, огромная часть парниковых газов, пока ещё не вырвавшихся на свободу, залегает в замёрзших болотах Западной Сибири.

Ускорившееся таяние сибирской многолетней мерзлоты может стать глобальной угрозой для всей планеты – считают ученые. Ученые Томского и Югорского университетов оценивают выбросы метана только из южно-таежных водно-болотных систем 0,84-1,57 Мт/год, а CO2 - 67 Мт/год.

 

При этом таяние происходит гораздо быстрее, чем предполагалось. Результаты исследований Санкт-Петербургского Государственного гидрологического института, показали, что ежегодные выбросы метана из российского региона вечной мерзлоты может увеличиться на 20-40% на большей части территории, и на 50-80% - в северных точках.

 

Учитывая, что среднее время пребывания метана в атмосфере составляет 12 лет, ученые подсчитали, что к середине 21-го века дополнительный ежегодный источник в 6-8 Мт из-за таяния вечной мерзлоты может увеличить общее количество атмосферного метана примерно на 100 Мт (или 0,04 частей на миллион). В результате это может повысить глобальную среднегодовую температуру на 0,012°C.

 

Первыми комплексную оценку выбросов углерода с поверхности рек и озёр Сибири попытались дать  исследователи из Томского государственного университета в совместных исследованиях с шведскими и французскими учеными.  По данным более свежего исследования ученых Санкт-Петербургского Государственного лесотехнического университета, интенсивность нетто-стока (положительного баланса поглощения) в болотные экосистемы РФ не велика: 37,6 млн т CO2/год.

 

По мнению директора Института глобального климата и экологии А. Романовской, поглощение CO2 болотными угодьями сопоставимо с уровнем поглощения углерода в лесах России, но баланс потоков парниковых газов от них может быть приближен к нулю или сдвинут в сторону нетто-выбросов в CO2 эквиваленте. По состоянию на 2017 г. эксперты давали оценку, что для всех типов экосистем России поглощение CO2 болотными экосистемами РФ составляет около 860 млн т в год.

 

Исследования, проведенные учеными Датского университета с участием томских ученых на крупнейших водно-болотных угодьях Западной Сибири, показывают, что водно-болотные экосистемы в среднем выступали в качестве чистых поглотителей углерода, но при этом являлись крупными чистыми источниками метана (CH4). Эксперты пришли к выводу, что выигрыш в «бюджете парниковых газов» от одного типа может быть уравновешен другим. 

 

Управлять неуправляемым

Одна из основных задач по реализации Парижского соглашения состоит в содействии удержанию максимально возможного количества углерода в растительности и почве. Согласно международному исследованию Университета Далхаузи, опубликованному в журнале Environmental Research Letters, сохранение и восстановление торфяников может помочь в борьбе с изменениями климата как на региональном, так и на глобальном уровне.

 

Болота - крайне сложная экосистема, в которой взаимодействует множество компонентов. Климатический вклад – является ли болото поглотителем паркниковых газов или источником выбросов - зависит от вида, состава, климатических особенностей, степени влияния человека и целого ряда факторов.

 

Доказано, что осушенные торфяники превращаются из поглотителей углекислого газа в его источник, в особенности, в случае пожаров, когда в атмосферу выбрасывается большое количество углерода. Точную цифру осушенных земель в РФ назвать сложно, но по оценкам экспертов в области лесного хозяйства,  Россия  — один из  мировых лидеров по  площади торфяных болот и по масштабам их осушения, а общая площадь осушенных торфяников в России составляет не менее 5 млн га.

 

Как считают ученые Института глобального климата и экологии, наиболее эффективным способом сокращения выбросов парниковых газов от экосистем является вторичное обводнение торфяников. Кроме этого проекты по сокращению выбросов на заболоченных территориях России могут включать такие меры, как олесевание торфяников и недопущение перевода заболоченных земель в сельскохозяйственный оборот в другие вида использования. Эти виды деятельности входят в национальную отчетность об антропогенных источниках и поглотителей парниковых газов, не регулируемых Монреальским договором.

 

В 2010–2013 гг. рамках этого направления в Московской области было повторно заболочено более 73 тыс. га пожароопасных торфяников (крупнейшая на сегодняшний день программа обводнения в Северном полушарии). С 2020 г. данные о сокращении выбросов парниковых газов в результате обводнения торфяников в Московской области и некоторых других регионов включаются в Национальный доклад Российской Федерации, представляемый в секретариат Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Но комплексный учет пока не ведется.

 

Учеными Института лесоведения РАН предложен подход для включения обводненных торфяников в Национальный кадастр об эмиссии из источников и абсорбции поглотителями парниковых газов.

 

Несложно сделать, трудно подсчитать

При всей неопределенности с «нетто-балансом» болотных экосистем, Россия включила лесные земли (в том числе и болота) в свои планы по достижению углеродной нейтральности: предпринимаются усилия, чтобы опробовать систему компенсации выбросов промышленности через получение углеродных единиц. Происходит это потому, что технологические проекты в промышленности - это дорого и сложно, а «купить болото» - проще. 

 

В российских официальных климатических документах утверждается, что страна обладает большим потенциалом в реализации климатических проектов по вторичному обводнению ранее осушенных водно-болотных угодий.

 

В мировой практике система отчетности о нетто-показателях «управляемых земель» пока не унифицирована. Странам предписано самостоятельно определить земли, которые можно считать «управляемыми», а затем подсчитать нетто-сток. В разных странах для этого приняты разные системы. В США, например, почти вся страна относится к категории «управляемых», за исключением отдаленных регионов Аляски. Россия также считает управляемыми сельскохозяйственные земли и большую часть лесных угодий.

 

Как показывают недавние исследования, многие страны не предоставляют никакой информации о том, как они определяют «управляемость» земель. При этом в экосистемных проектах, в отличие от проектов в индустриальных отраслях, гарантии результата практически нет.  

 

По мнению экспертов, при осуществлении таких проектов есть риск возникновения так называемых «утечек».  Риски признания «углеродных единиц» от лесо-климатических проектов возникают они из-за неустойчивости проектной деятельности, которая может привести к отсутствию заявленных сокращений или даже к росту выбросов парниковых газов в результате проекта. Исходя из оценок МГЭИК получается, что для климатического эффекта необходимо гарантировать сокращение выбросов или накопление изъятого углерода из атмосферы на период 100 и более лет.

 

Есть и риски фальсификации. Кроме того, никто не гарантирует, что угодья не сгорят в пожаре. Потерю ранее достигнутых результатов может повлечь и смена собственника. Поэтому некоторые углеродные рынки не допускают компенсаций выбросов на основе углеродных единиц экосистемных проектов.

 

По мнению Анны Романовской, компенсация выбросов парниковых газов углеродными единицами от «недополнительной» деятельности может привести к росту общих выбросов в глобальном масштабе, а не их сокращению. Поэтому определение дополнительности проектов является одним из самых чувствительных и сложных вопросов при валидации (подтверждения достоверности) проектов.

 

Вопросы к достоверности

В рамках различных углеродных стандартов – международных и национальных – в мире уже разработано и введено в действие более 100 методик для выполнения экосистемных климатических проектов (Verra VCS, Clean Development Mechanism, American Carbon Registry, Australian Emissions Reduction Fund, Korea Offset Program и др.). Соответствующая база данных составлена в Институте глобального климата и экологии имени Ю. Израэля.

 

Считается, что подтвердить достоверность помогут исследования нетто-стока на водно-болотных территориях. Эта работа проводится как в рамках исследований различных научных учреждений, так и на конкретных природных объектах в рамках карбоновых полигонов. Уже не первый год такие работы ведутся в ХМАО, Свердловской, Калининградской и других регионах.

 

И хотя пока единой российской методика подсчета нетто-баланса территории нет, уже появился первый лесо-климатический проект, прошедший валидацию. Информация о нем внесена в систему оператора реестра углеродных единиц АО «Контур».  Реализация инициированного Рослесинфоргом проекта в Сахалинской области за 75 лет должна обеспечить поглощение 1,5 млн т CO2-эквивалента. Основной акцент сделан на воссоздание экологически значимого симбиоза двух экосистем – болота и леса, при этом условия обитания животных и микроорганизмов будут сохранены, - отмечается в описании проекта.

 

Не забывать о цели

По мнению экспертов, «целью выполнения добровольных климатических проектов в России должна являться, в первую очередь, отработка технологий по сокращению выбросов парниковых газов, увеличению поглощения и долговременного сохранения углерода на основе методов управления природными экосистемами для их дальнейшего масштабирования в рамках мероприятий федеральных и региональных органов исполнительной власти при реализации Низкоуглеродной стратегии».

 

Экосистемные проекты должны выполняться не вместо мер по снижению выбросов парниковых газов в промышленности, а наряду с ними и дополнять их.  При этом эксперты считают, что для стимулирования грамотного выполнения экосистемных климатических проектов при формировании российского углеродного рынка целесообразно на начальном этапе ограничить разрешенные виды климатических проектов наиболее надежными и прозрачными.

 

Чтобы экосистемные дополнительные лесо-климатические проекты были честными и справедливыми, на национальном уровне надо прилагать усилия в виде многолетних исследований, помогать восстановлению лесов и болот – по-настоящему управлять ими. Российские болота - климатическая губка планеты, хранящая в себе огромный объем углерода и метана. И от того, какой будет климатическая политика - по инерции «как обычно» или с реальными климатическими мерами, будет зависеть удастся ли сохранить поглотительный потенциал российских болот, или они превратятся в дополнительный источник выбросов.