Момент упущен? Что происходит с выбросами метана на СОР27 и не только

На COP26 (Conference of Parties — Конференция сторон климатической конвенции ООН — КС ) более 100 стран мира согласились поддержать совместную инициативу ЕС и США о сокращении антропогенных выбросов метана на 30% до 2030 года по сравнению с уровнем выбросов 2020 года — глобальное метановое обязательство (анг. Global Methane Pledge). По данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) — это необходимая мера, чтобы не выйти за пределы повышения средней глобальной температуры в 1.5° C, при котором наступят непоправимые изменения. Cегодняшние концентрации метана в атмосфере выше, чем когда-либо по крайней мере за 800 000 лет. Метан ответственнен за 30% наблюдаемого глобального потепления. Крупнейшие источники антропогенных выбросов метана — добыча и транспортировка ископаемого топлива, сельское хозяйство и отходы. Что делают страны, чтобы сократить влияние на климат от выбросов метана в атмосферу? Повлиял ли энергетический кризис на принятие решений в области метановых мер? С какими источниками выбросов нужно работать в первую очередь?  Упущенли метановый момент или COP27 дал новый импульс теме? Какова роль России в процессе и вклад в выбросы? Читайте статью и делайте выводы сами.

Photo by Bakhrom Tursunov on Unsplash

 

Апдейт 2022

К COP27 уже 130 стран мира присоединились к метановому обязательству[1] . На мероприятии высокого сегмента (где выступают лидеры стран) по метану Джон Керри, Специальный представитель президента США по вопросам климата отметил, что 95% стран, ратифицировавших Парижское соглашение, уже включили или собираются внести цели по сокращению выбросов метана в новые ОНУВ (определяемые на национальном уровне вклады). Некоторые из стран даже разработали национальные планы по сокращению метановых выбросов.

Неожиданным стало появление на метановом мероприятии главного переговорщика Китая по климату Се Женьхуа. Он рассказал о новой метановой стратегии Китая, которая находится на стадии проекта и ожидает законодательного утверждения. Стратегия будет сосредоточена на сокращении выбросов метана в цепочке поставок нефти и газа, а также в секторах сельского хозяйства и отходов, но не затрагивает сектор угольной энергетики. При этом анализ показывает, что наибольшее количество выбросов метана в Китае — 38% — приходится как-раз на добычу угля (с большим отрывом от второго источника — животноводства — 24%). Будучи страной, которая выбрасывает больше всего метана (по данным Международного энергетического агенства — International Energy Agency (IEA) — 58.4 млн тонн), к Global Methane Pledge Китай все еще не присоединился.

Хотя тема находится в фокусе внимания, существующих мер недостаточно. Общественность критикует метановое соглашение, т.к. оно носит добровольный характер и страны сами рассчитывают цели. Из-за этого правительства не принимают серьезных мер. Нюша Урбаник — экспертка из Changing Markets Foundation — на мероприятии Methane matters: towards a global methane agreement (Вопросы метана: на пути к глобальному соглашению по метану) 17 ноября отметила, что страны должны как можно быстрее договориться и увеличить процент сокращения выбросов. Этому есть и научное обоснование: по данным ЮНЕП и Коалиции климат и чистый воздух (анг. Climate and Clean air Coalition) доступные основным меры по метану вместе с дополнительными мерами могут одновременно сократить антропогенные выбросы метана на целых 45%, или 180 миллионов тонн в год к 2030 году (это соответствует 4,5 млрд тонн CO2 эквивалента = 12% от глобальных антропогенных выбросов за 2021 год).

Об источниках

Вклад разных источников в общие выбросы метана выглядит так (см. Рис. 1). Из антропогенных источников первое место занимает сельское хозяйство (в эту категорию входят выбросы от растениеводства и животноводства, например, выращивания риса, домашнего скота). На втором месте — энергетика (добыча и транспортировка угля, газа и нефти в процессе которых происходят протечки оборудования, вентиляция, сжигание метана в факелах). На третьем месте твёрдо стоят отходы (в первую очередь полигоны, а точнее метанирующие на них пищевые и растительные остатки). ЮНЕП распределяет эти источники в процентном соотношении так: ископаемое топливо (35%), отходы (20%) сельское хозяйство (40%).

Рис. 1 Выбросы метана от разных источников (в т.ч. естественных) по данным IEA. Источник — BloombergNEF

 

Энергетика

В связи с обострившимся энергетическим кризисом в этом году большое внимание было уделено выбросам метана от нефтегазового сектора. “Это сумасшествие, что в мире энергетический кризис, а люди до сих пор сжигают газ на факелах и не контролируют утечки”, — прокомментировал существующую ситуацию с выбросами метана от энергетики Франс Тиммерманс, Заместитель председателя Европейской комиссии.

Выбросы метана являются постоянной проблемой для нефтегазовых компаний. Около 80% выбросов метана в секторе приходится на добычу нефти и газа на суше и шельфе. Три основных источника выбросов метана при добыче углеводородов: вентиляция, сжигание в факелах и так называемые летучие выбросы. Природный газ часто является побочным продуктом добычи нефти. Если использование или продажа его неэкономичны – разработчики предпочитают сжигать этот газ или выбрасывать его в атмосферу. Некоторое количество газа также сжигается в факелах по соображениям безопасности и технического обслуживания.

Рис. 2 Обнаруженные спутником утечки метана в результате деятельности человека, 2021 год. Источник: IEA

Сжигание газа на факелах опасно для здоровья. В Ираке, где эта практика особенно неконтролируема по сравнению со многими другими странами, BBC обнаружили высокие уровни заболевания раком, особенно среди детей. Законы нарушаются, люди живут очень близко (в 1.5-2 км) к территориям, где происходит добыча и сжигание газа. Один из героев документального фильма Under poisoned skies, снятого по расследованию BBC, рассказывает, что в 25 лет ловил здесь рыбу и охотился на птиц, а сейчас это место — просто мертвая земля.

В нынешней ситуации предотвращение утечек и отказ от сжигания газа на факелах являются критически важными мерами (конечно, после сокращения использования и добычи ископаемого топлива). Джо Байден, президент США, объявил на КС27 о предложении по ограничению выбросов метана при добыче нефти и газа в США. Новое правило потребует регулярного мониторинга всех скважин и ужесточит ограничения на сжигание в факелах. Агентство по охране окружающей среды США заявило, что новые правила принесут чистую пользу для климата и здоровья на сумму 3 миллиарда долларов в год, сообщает Grist. Это правило отлично встраивается в новую инициативу по сокращению выбросов парниковых газов, особенно метана, в основных странах-импортерах и экспортерах нефти и ископаемого газа, которую Джон Керри представил совместно с ЕС, Великобританией, Японией, Канадой, Норвегией и Сингапуром 11 ноября на COP27. Основной смысл инициативы связан с контролем за добычей ископаемого топлива, но в отсутствии реальных мер по ограничению и добычи ископаемого топлива это выглядит как прикладывание подорожника к сломанной ноге. Вот, например цитата Climate Action Network Europe (далее, CAN Europe) об инициативе:

Ни к чему необязывающая декларация недостаточно амбициозна, чтобы эффективно сократить выбросы метана в цепочке поставок ископаемого топлива и замедлить климатическую катастрофу в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе единственным ответом на климатический кризис является постепенный отказ от ископаемого топлива, включая ископаемый газ  к 2035 году и переход на 100% ВИЭ. То, как некоторые страны и ЕС используют  КС27, предлагая ископаемый газ и водород в качестве топлива переходного периода, полностью не соответствует действительности и науке. Если эта новая инициатива в конечном итоге узаконит и продлит будущее потребление ископаемого топлива, это принесет климату больше вреда, чем пользы.

Сельское хозяйство и отходы

Эти вопросы были далеко не первыми в повестке мероприятий высокого сегмента, но общественные и экспертные организации продолжают показывать реальные возможности и работающие примеры в секторах сельского хозяйства и отходов. Например, к КС27 Changing Markets Foundation и Institute for Agricultural and Trade Policy провели большое исследование о вкладе животноводческих корпораций в изменение климата. Они рассчитали, что совокупные выбросы метана  от крупнейших 5 мясных и 10 молочных корпораций составляют примерно 12,8 миллиона тонн (это более 80% всего метанового следа Европейского союза). Выбросы этих компаний составляют около 3,4% из всех глобальных антропогенных выбросов метана и 11,1% мирового метана, связанного с животноводством. Если бы к этим 15 компаниям относились, как к стране, они бы вошли в десятку по выбросам парниковых газов в мире.

Очевидно, что регулирование этих крупных компаний должно быть одним из приоритетов для сокращения выбросов метана. При этом, как и с сектором отходов, главное решение лежит в предотвращении образования выбросов и сокращении потребления. Нюша Урбаник подчеркнула, что не только вегетарианство или веганство, а просто следование диетическим рекомендациям врачей по сокращению потребления красного мяса может помочь сократить выбросы в Европе на 15-19%.

Мариэл Виэлла из GAIA (Global Alliance for Incinerator alternatives — глобальный альянс альтернатив сжиганию отходов) обратила внимание на необходимость климатической справедливости не только в вопросах потерь и ущербов, но и в том, чтобы учиться на успешных историях, которые происходят в низовых движениях,-- систему можно менять и “снизу”. В GAIA входят 800 организаций, которые не дожидаясь регулирования на национальном уровне, прямо сейчас реализуют меры в сообществах по сокращению выбросов метана, в частности сокращают пищевые отходы и не допускают отправки органики на свалку. Об успешных историях по сокращению образования отходов, которые помогают сокращать выбросы парниковых газов, можно прочитать в их докладе, выпущенном к КС27.

Чили здесь является вдохновляющим примером. Во-первых, они включили метан в свои ОНУВ еще в 2020-ом, а с учетом проведенного вместе с Global Methane hub исследования эффективности показателей решили их усовершенствовать и сделать более амбициозными к 2025-му. В Чили наибольшие эмиссии метана выделяются как раз от секторов отходов и сельского хозяйства, поэтому меры в ОНУВ вписанытакие митигационные меры как улавливание биогаза со свалок и использование осадка с очистных сооружений. Во-вторых, в 2022 году Чили разработали отдельную национальную стратегию по обращению с пищевыми остатками, где поставили цель увеличить утилизацию муниципальных органических отходов с 1% до 66% к 2040 году за счет компостирования и сокращения образования количества пищевых отходов.

Россия и метан

Россия, будучи в пятёрке главных эмитентов метана вместе с США, Индией, Китаем и Бразилией, не присоединилась к Global Methane Pledge в прошлом году. Перед КC27 глава российской делегации Руслан Эдельгериев обозначил, что в этом году ничего не изменится: “На данный момент присоединяться к международному соглашению не планируем, будем продолжать работу на национальном уровне. Меры по сокращению выбросов метана находятся под нашим пристальным вниманием.”

Рис. 3 ТОП 10 метановых эмитентов, млн тонн в год (оранжевым обозначены те, кто не участвует в Global methane pledge). Источник - EIA

При этом Россия до сих пор не оценивает выбросы метана, хотя вносит значительный вклад во всех секторах и, особенно, в нефтегазовом. Являясь крупным добытчиком углеводородного сырья, страна продолжает сжигать попутный газ на факелах, и только начинает думать и продвигать пилотные инициативы по мониторингу утечек метана, хотя таковые не раз фиксировались (см. рис.2). В российских ОНУВ нет целевых показателей по метану. По данным IEA только от энергетики Россия выбрасывает 18 млн тонн, а всего за 2021 год было выброшено 24.6 млн тонн метана. По словам экспертов, все оценки являются неточными, выбросы скорее всего в разы больше.

Не стоит забывать, что изменение климата приводит к таянию российской многолетней мерзлоты и льдов на шельфе арктических морей, что повышает риск метановой катастрофы. Метановая катастрофа — это резкое высвобождение залежей метана, заключенных под мерзлыми породами. По оценкам МГЭИК к 2100 году площадь приповерхностной многолетней мерзлоты значительно сократится, что приведет к выбросу от 10 до 100 миллиардов тонн (по максимальным оценкам до 240 млрд тонн). Даже малая часть этих выбросов приведёт к серьезному повышению концентрации парниковых газов атмосфере, а значит к повышению температуры и другим последствиям. В Национальном плане адаптации “Деградация вечной мерзлоты в северных регионах с ущербом для строений и коммуникаций” упоминается в качестве одного из негативных последствий изменения климата для России, но ни в нём, ни в стратегии Низкоуглеродного развития*, ни в ОНУВ нет мер и целей, которые были бы направлены на предотвращение этого риска, адаптацию к последствиям таяния многолетней мерзлоты, сокращение выбросов метана.

*В стратегии есть разве что одна мера — повышение продуктивности сельскохозяйственных животных; развитие направленной селекции, с помощью которой возможно разводить скот с более низким уровнем выделения метана, образующегося в результате жизнедеятельности. Но совсем непонятно, как это будет реализовано и оценено.

 

Елизавета Меринова, Климатический секретариат РСоЭС

Тип информации: