О «высоком» климате

Позиция официальных представителей России в климатических переговорах тяготеет к крайностям: либо ее совсем не слышно, либо о ней невозможно молчать. Ряд экспертов называют российскую климатическую политику «показухой». При этом первые лица российского климата говорят, что настоящая политика – не в разговорах, а в национальных программах. Приводим последнюю официальную информацию, касающуюся основных климатических вопросов, от советника президента РФ по климату А. Бедрицкого.

Новое климатическое соглашение

Официальная российская делегация неоднократно заявляла, что Россия – за всеобъемлющее соглашение с общей, но дифференцированной ответственностью. По словам Александра Бедрицкого в интервью РИА Новости, если международный документ, то есть конвенция, не отвечает экономическим реалиям, от него вряд ли можно ожидать нужного эффекта. "Мы предлагаем это ограничение снять, сейчас это юридический документ, он ратифицирован в таком виде, мы не можем "перепрыгнуть" за полномочия. Протокол как любой документ уровня ниже конвенции этот вопрос не решает".

Развитые страны, входящие в приложение II Рамочной конвенции ООН об изменении климата, несут обязательства по предоставлению финансовой помощи развивающимся странам на действия по смягчению воздействия на климат и адаптации к его изменению. Россия в их число не входит, но, по словам Бедрицкого, взяла на себя добровольные обязательства участвовать в оказании помощи. «РФ ждет большей ясности в принципах и правилах работы "климатических" финансовых механизмов, после чего готова будет выполнить свои добровольные обязательства по помощи развивающимся странам». – говорит климатический советник.

«Для нас приоритет — в первую очередь, это страны СНГ, но и другие развивающиеся страны, особенно уязвимые, островные государства и страны Африки". По словам Александра Бедрицкого, соответствующие поручения на национальном уровне уже есть, но "нам надо понимать, как действовать".

Цели по снижению выбросов парниковых газов

В вопросе обязательств по снижению выбросов парниковых газов до 2020 года Россия будет исходить не из "разговоров" о потенциально консервативных сценариях развития, а из уже принятых решений - говорит советник президента РФ.

Напомним, президент РФ Владимир Путин в конце сентября подписал указ об установлении национальной цели по сокращению выбросов к 2020 году на 25% по сравнению с базовым 1990 годом.

«Россия может представить предварительные варианты цели по снижению выбросов парниковых газов на период после 2020 года к следующей конференции ООН по климату в Лиме в декабре 2014 года» - говорит Бедрицкий. Но он подчеркивает, чтобы определить этот показатель, "надо знать необходимые начальные условия" нового соглашения, в частности, период его действия и корзину регулируемых парниковых газов: «Процесс разработки обязательств индивидуален для каждой стороны переговоров, но "все должны двигаться в ногу".

"То, что мы сделали, пока никому повторить не удается. С 1990 года ВВП вырос на 12%, а выбросы парниковых газов снизились на 30%… Эта ситуация происходит, потому что конкретные меры принимаются, осуществляются конкретные программы модернизации промышленности и так далее", — подчеркивает советник президента.

По мнению Бедрицкого, пока трудно ответить на вопрос о том, когда выбросы парниковых газов РФ достигнут пика и начнут снижаться, но этот вопрос обязательно будет прорабатываться в рамках переговоров.

"Мы понимаем и воспринимаем призыв о том, что надо стремиться к повышению целей. Но в данном случае у многих стран положение хуже, чем у России. Россия не может быть вечным донором, в конце концов, и делать эту работу за других", — сказал Бедрицкий.

Советник президента подчеркнул, что деятельность по снижению выбросов "тесно связана и с развитием, и с конкурентоспособностью товаров, поэтому очень важно, чтобы у всех были равные условия". Он добавил, что Россия как страна с переходной экономикой имеет право, как и бурно развивающиеся страны, на экономическое развитие и рост благосостояния граждан.

«В случае значительного перевыполнения нынешней цели к 2020 году позиция РФ будет такой же, как по итогам первого периода обязательств по Киотскому протоколу — виртуальный "резерв" сокращений будет рассматриваться как достижения РФ, полученные за счет специальных мер. При этом говорить о занижении обязательств, что является распространенной оценкой текущей цели РФ, нельзя, поскольку нет "источников информации, обладающих достаточной квалификацией для того, чтобы сказать, какие обязательства завышены, какие занижены" – говорит Бедрицкий.

"Те сценарии (динамики выбросов парниковых газов — ред.), которые применялись у нас для этого расчета, давали цифры — 15-25 %. Вот если бы у нас было 15 %, тогда да, могли бы спросить — а почему у России 15 %, а не более амбициозные обязательства", — сказал Бедрицкий.

Климатическая доктрина

"Климатическая доктрина - это политический документ, в нем изложены принципы. Ни один из принципов не подвергается сомнению и не требует изменения в связи с появлением новых данных", - сказал Бедрицкий.

Он напомнил, что в доктрине, утвержденной в 2009 году, говорится, например, о важности климатических данных для экономического развития, о важности научных исследований в области изменения климата и использования их результатов, подготовки кадров, пропаганды знаний о глобальных изменениях климата. "В данном случае слишком маленький период прошел, чтобы говорить о том, что требуется туда внести для корректировки. Сейчас идет работа по реализации плана мероприятий, вот этот план — да, надо рассматривать ежегодно и корректировать".

Рассказал Бедрицкий о том, что Минприроды с 2014 года будет публиковать в открытом доступе отчеты о выполнении плана мероприятий по реализации Климатической доктрины. «Я этот вопрос поднимал и добился того, чтобы действия, которые предпринимаются в области климата, были прозрачны. К сожалению, у нас люди не совсем осведомлены об этом", — сказал Бедрицкий.

Правительство РФ в апреле 2011 года утвердило план по реализации климатической доктрины до 2020 года. План предусматривает мероприятия по таким направлениям деятельности, как информационная, социально-экономическая и научная политика в области климата, оперативные и долгосрочные меры по адаптации к изменению климата, оперативные меры по смягчению антропогенного воздействия на климат и международное сотрудничество в области изменения климата.

Про сажу и метан

Россия остается единственной страной "большой восьмерки", формально не присоединившейся к глобальному объединению Climate and Clean Air Coalition, хотя решение о присоединении принято на саммите G8 в Кэмп-Дэвиде в мае 2012 года.

Напомним, объединение, созданное в феврале того же года, ставит своей целью уменьшить выбросы "короткоживущих" факторов изменения климата, прежде всего метана, сажи и гидрофторуглеродов.

Советник президента РФ ранее заявлял РИА Новости, что не видит "прибавочной стоимости" в присоединении России к этому объединению. При этом Бедрицкий признавал, что "проблема с черным углеродом есть", и система мониторинга выбросов сажи, безусловно, необходима. Как ранее заявлял министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской, Россия может создать такую национальную систему оценки и мониторинга объемов выбросов черного углерода в рамках сотрудничества в Арктическом совете.

Независимые эксперты считают, что объективных причин не присоединяться к коалиции у России нет. Страна и так ведет мониторинг как сторона конвенции по климату и Киотского протокола, причем российская отчетность в рамках климатических соглашений успешно проходит ежегодные проверки. Есть надежда, что Россия все-таки вступит в коалицию, от которой для страны только польза — и науке, и экологии.

Низкоуглеродные проекты

В России как таковой низкоуглеродной политики нет – низкоуглеродные стратегии разработаны в нескольких регионах страны и являются «инициативой снизу». Однако климатический советник президента уверен, что «Российская Федерация уже реализует в ключевых секторах экономики госпрограммы, разработанные на основе стратегии низкоуглеродного развития». В своем выступлении на конференции ООН по климату в Варшаве он отметил, что адаптация к изменению климата "должна повсеместно стать приоритетом климатической политики". У советника президента есть понимание, что адаптация, помимо ее самостоятельной важности, связана с мерами по смягчению воздействия на климат — если стране нанесен значительный ущерб, меры по снижению выбросов будут отвлекать ресурсы от восстановления экономики.

"Сначала тенденция была, что адаптация нужна только развивающимся странам. Потом, когда ураган "Катрина" прошел и так далее, сказали — да вообще-то надо и для развитых стран меры принимать. В связи с Амуром мы сейчас получили сигнал острейший… Там грандиозные реки, гигантские бассейны, а наблюдений совершенно недостаточно. Там нужны серьезные средства для того, чтобы не просто традиционные уровни мерить", — отметил советник президента.