Причина высокой энергоемкости России – противоречие политических решений тарифному регулированию

Согласно данным доклада ООН «Энергетика и устойчивое развитие» http://www.undp.ru/documents/NHDR_2009_Russian.pdf
, некоторое время назад энергоемкость ВВП России снижалась быстрее, чем во многих странах мира - почти на 5% ежегодно. Несмотря на это, поводов для радости нет: на самом деле энергоемкость внутреннего валового продукта страны просто поднялась со 141-го до 133 места из 150 стран.

Реальный показатель энергоемкости валового внутреннего продукта России по-прежнему остается на уровне в 2,5 раза выше среднемирового уровня. Интересно, что в царское время эффективность использования энергии страны была в 4,4 выше, чем в Великобритании и США, и в 3,5 раза выше среднемировой.

Современные эксперты подтверждают тезис руководства страны о том, что перспективы России в области повышения энергоэффективности могут быть впечатляющими. Но они утверждают, что высокая энергоемкость - это отнюдь не «цена холода» или наследство плановой экономики, как принято считать, а использование чрезвычайно неэффективных экономических регуляторов.

Проводниками энергоемкой политики являются на федеральном уровне Федеральная служба тарифов, на региональном уровне — Региональные энергетические комиссии, а также организаторы оптового раздельного рынка электроэнергии, игнорирующие технологию производства и реализацию комбинированной тепловой энергии. Парадокс российской энергетики заключается в том, что регион, обосновавший рост тарифов и применивший скрытое перекрестное субсидирование вместо наказания, получает поощрения.

По мнению главного специалиста отдела энергоресурсосбережения «МРСК Сибири» А. Богданова, глобальная задача снижения энергоемкости страны, решается локальными усилиями по снижению энергоемкости каждого конкретного региона.

На каждый из регионов страны ежегодно выделяются ассигнования из местного бюджета. Если они превышают 70 млн. рублей – регион может рассчитывать на дополнительное государственное субсидирование. Деньги должны быть использованы для сокращения расходов на электроэнергию: на установку приборов учета, энергоаудиты, реконструкцию и контроль энергоресурсов. В поручении Правительства РФ сказано, что к 2020 году расходы на энергоресурсы должны сократиться на 40%. Правда, ряд экспертов сомневается в том, что эти бюджетные расходы приблизят Россию к указанной цели. За 10 лет на программу энергоэффективности, к примеру, в Санкт-Петербурге будет потрачено 210,5 млрд. рублей. На эту сумму город мог бы жить около двух лет, вообще не оплачивая электроэнергию.

Одну из фундаментальных причин сложившейся ситуации эксперт видит в отсутствии обоснованных принципов ценообразования, породивших систему скрытого (технологического) и явного (социального) перекрестного субсидирования в энергетике. В условиях, когда общество не может перейти к полностью рыночным отношениям, скрытое субсидирование топливом должно быть переведено в явное, управляемое, целевое субсидирование. Проблему эту надо решать открытыми политическими решениями, а не традиционно скрытым технологическим и политическим «котловым» субсидированием «всех за счет всех».

На уровне регионов эксперты считают целесообразным определить наиболее оптимальные тарифы, рассчитать график нагрузок путем сравнения прибыли для производителя и стоимости для потребителя. То есть не бездумно и непрерывно повышать тарифы исходя из издержек, а рассчитать оптимальное взаимовыгодное соотношение в интересах производителя и потребителя, как это делается в США, где тарифы на электричество во многих штатах варьируются как по сезонам, так и по времени суток, отражая изменения предельных затрат на выработку электроэнергии. Во Франции действуют десятки видов тарифных систем, разбитых на 4-5 зон потребления; в итоге электроэнергия отпускается по 20-30 различным ценам, оптимально управляющими спросом и предложением на энергию.

В качестве совета энергетикам эксперты предлагают заниматься совершенствованием энергетического хозяйства только в том случае, когда эта работа может дать существенный экономический либо экологический эффект. В качестве антипримера можно привести строительство котельных с переключением от ТЭЦ, которое производилось во многих российских регионах. Это было дешево для первоначальных вложений, но в 4 раза менее эффективно, чем другие аналоги при эксплуатации.

За последние годы выпущен целый ряд документов федерального уровня, регламентирующих деятельность в области энергосбережения. Однако пока политические решения будут противоречить тарифному регулированию экономики электроэнергетики, а политическое регулирование будет оторвано от технологической сути производства, транспортировки и распределения электрической и тепловой энергии, цели по увеличению энергоэффективности, поставленные руководством страны и обществом, не будут достигнуты.