Чистого ноля net: первая неделя климатических переговоров COP26

Первая неделя международных климатических переговоров ООН в Глазго началась с Саммита мировых лидеров (World Leaders Summit), на который съехались более 120 глав государств — рекордное число после Парижской конференции в 2015 году. Это необычно для конференции сторон климатической конвенции ООН — традиционно главы государств съезжаются ко второй неделе переговоров, когда марафон превращается в спринт, одно за другим идут мероприятия высокого уровня и необходимо принимать финальные переговорные решения.

Климатическую конференцию этого года можно условно разделить на две: Саммит с громкими заявлениями глав государств и сам переговорный процесс.

Фото: UNFCCC

Большие заявления

В течение Саммита страны подписали ряд деклараций и дали множество обещаний. 

Например, была подписана очередная декларация по лесам и землепользованию с целью остановить сведение лесов к 2030 году. Документ подписали 110 стран, которые находятся на территории всех основных экосистем, включая страны Глобального Юга.

Около 100 стран подписали также декларацию по метану, пообещав сократить мировые выбросы метана от секторов энергетики, животноводства и землепользования на 20 % ниже уровня 2020 года за 10 лет. Это амбициозное обещание, и в то же время крайне необходимое — раньше в переговорном процессе да и вообще на международном уровне основное внимание уделялось углекислому газу. Россия к этой декларации не присоединилась, обосновав это желанием сфокусироваться на уже установленных направлениях: лесных пожарах, лесовосстановлении и энергоэффективности. Хотя выступая на Саммите мировых лидеров на первой неделе, переговоров президент РФ подчеркнул, что выбросы метана являются важной проблемой.

В целом, это хорошие новости, но с некоторыми оговорками. Многие обещания, данные странами на Саммите мировых лидеров, не включены в определенные на национальном уровне вклады (или обязательства по снижению выбросов парниковых газов) стран в рамках Парижского соглашения. Это значит, что громкие обещания могут так и остаться словами, не превратившись в реальные действия — страны не обязаны подтверждать обещания действиями и отчитываться по результатам в рамках подписанных деклараций. От ряда стран уже поступили заявления о необходимости включения целей, озвученных декларациями, в рамки национальных целей стран в Парижском соглашении. Есть вероятность, что на второй неделе переговоров будут предприниматься попытки обновить ОНУВ стран, включив туда цели “лесной” и “метановой” декларациям.

Эксперты Международного энергетического агентства посчитали, что со всеми обещаниями, данными в рамках Парижского соглашения и деклараций, человечество всё ещё не сможет ограничить рост глобальной температуры в пределах 1.5 градуса Цельсия от доиндустриального уровня до 2100 года. При условии успешного выполнения обещаний всеми странами рост глобальной температуры превысит полтора градуса и достигнет отметки в 1.8 градусов Цельсия. 

Фото: UNFCCC

Переговорная часть

Программа СОР26 в этом году крайне насыщена, отчасти потому что переговоры пришлось перенести на год позже из-за пандемии. СОР25 состоялся в Мадриде в 2019 году и оставил ряд нерешенных вопросов. А следующий раунд переговоров проходит уже в 2021 году в Глазго. 

Переговорный процесс сосредоточен на нескольких важных темах: финансы, углеродные рынки (Статья 6 Парижского соглашения), потери и ущерб (loss&damage), адаптация. Ситуацию не упрощает тот факт, что самая крупная “делегация” на СОР26 — лоббисты ископаемого топлива. Их представителей на переговорах больше, чем у любой стороны соглашения. 

Финансовые переговоры традиционно сосредоточены на объемах средств, которую удастся собрать в фонды. Это поддержка от развитых стран, которая адресована развивающимся странам на меры по борьбе с последствиями изменения климата. К этим переговорам впервые вышел отчет, который описывает конкретные нужды развивающихся стран: что необходимо, чтобы поддержать потребности стран в снижении влияния на климат (митигации) и адаптации к этим изменениям. Важно, чтобы доступные финансы от стран-доноров соответствовали нуждам стран-получательниц, особенно уязвимых к климатическому кризису. Ожидается, что ежегодно климатический фонд будет собирать 100 миллиардов долларов, но всё ещё стоит вопрос, какими способами можно туда встроить частные инвестиции, к которым пока нет ограничений по секторам, в которые могут быть направлены деньги.

Впервые на переговорах обсуждается глобальная цель по адаптации к последствиям изменения климата. Наравне со снижением влияния человеческой деятельности на климат, адаптация — важный процесс, особенно необходимый уязвимым развивающимся странам, которые уже чувствуют на себе негативные последствия. Ожидается, что цели могут быть приняты к концу второй недели переговоров. 

Механизмы устойчивого развития (Статья 6 Парижского соглашения) должны быть приняты к концу СОР26. По этой статье страны не могут договориться уже несколько лет, но появилась надежда, что в Глазго Механизмы будут приняты. Основной политический вопрос — будут ли перенесены в шестую статью Механизмы чистого развития (углеродные единицы, которые остались у стран еще с Киотского протокола). Сейчас за перенос выступают Бразилия и Индия, однако это в большой степени политический вопрос, так как в рамках нового соглашения старые единицы не будут пользоваться спросом. Должны быть также приняты принципы межстрановой и межпроектной передачи углеродных единиц и нерыночные механизмы — широкий спектр климатических действий, результаты которых не измеряются в единицах снижения выбросов. Пока ожидать крупномасштабной международной торговли не стоит. Однако, необходимо обеспечить правила, которые не допустят двойного учета. Например, когда одна страна учитывает единицы снижения, а затем продает их, а другая страна — покупает и тоже за них отчитывается. Те же самые правила должны действовать в межпроектном секторе Механизмов устойчивого развития. 

Россия в переговорном процессе по Статье 6 следит за тем, чтобы там не были прописаны ограничения по торговле углеродными единицами. В большей степени это касается крупных ГЭС и атомной энергетики, которые в официальной позиции России считаются климатически-дружественными низкоуглеродными решениями, а также лесов, на которые возлагают много надежд в вопросе поглощения парниковых газов.

Фото: Tatiana Shauro

Российские неправительственные организации настаивают на том, что в рамках Статьи 6 необходимо принять всеобщую таксономию, основанную на единых принципах, исключающих проекты в целях Статьи 6 на основе ископаемого топлива, технологий ядерной и крупной речной плотинной гидроэнергетики, и сжигания твердых коммунальных отходов (ТКО). 

На переговорах мы также призываем:

  • Прекратить прямое и скрытое субсидирование невозобновляемой энергетики, обеспечив при этом защиту наиболее уязвимых социальных групп населения и видов экономический деятельности от возможного повышения цен на энергоресурсы. Обеспечить соблюдение производителями ископаемого топлива и энергии полной ответственности за нанесенный ими ущерб для окружающей среды и климатической системы планеты. 

  • Переориентировать субсидирование ископаемого топлива на поддержку ВИЭ и технологий в области энергоэффективности и переориентации экономики на зеленый курс - особенно в странах, наиболее зависимых от ископаемого топлива.

  • Усилить цели по снижению выбросов ПГ на 2030-35 годы, разработать скоординированные на международном уровне комплексные планы их достижения с учетом всех источников антропогенных выбросов. Эти цели и планы должны вести к достижению целей ПС.

  • Обеспечить отказ от угля к 2030 году. К этому же моменту предпринять все необходимые меры для выхода на плато с последующим снижением показателей по добыче нефти и газа.

Российские неправительственные организации продолжают следить за ходом международных климатических переговоров в Глазго. Следите за новостями на сайте Российского социально-экологического союза, страницах ВКонтакте и Facebook.

 

Автор: Виктория Руденко, Климатический секретариат РСоЭС (Друзья Земли Россия)
Тип информации: