Результаты переговоров в Лиме: «должны» ли, если «могут»?

Участникам завершившейся Климатической конференции ООН в Лиме (Перу), все-таки удалось договориться о проекте соглашения. Компромиссным решением стала замена формулировки «должен» на «может» относящихся к обязательствам стран. Представители общественных экологических организаций приветствуют продвижение в процессе, однако считают, что без конкретики прогресса не будет.

Кульминационным событием лимской конференции можно назвать принятие Lima call for climate action («Призыв Лимы к климатическим действиям»). Четыре страницы документа задают очертания нового соглашения и описывают действия стран до 2020 года. К «Призыву Лимы» прилагается около 40 страниц «элементов чернового переговорного текста».

В черновике нового соглашения - пункты по снижению выбросов, адаптации, финансам. Важным для развивающихся стран стало закрепление понятия «потерь и ущерба», определяющее подходы к финансированию адаптационной деятельности. В черновом документе говорится о приоритетной помощи особо уязвимым странам со стороны развитых и о «комплиментарной» помощи других стран. Это понятие заменило формулировку «развитые и другие, способные это делать», которая так не нравилась развитым и сильнейшим развивающимся странам, не согласным идти на компромисс по этому вопросу. При этом вопрос «потерь и ущерба» не был выделен в отдельную задачу, как это предполагалось в решении прошлой встречи сторон в Варшаве. Этот факт вызвал разочарование наименее развитых, наиболее уязвимых и слабых стран и экологических организаций.

И все-таки достижение консенсуса многие участники переговоров назвали самым важным результатом переговоров в Лиме. До последнего момента казалось, что государствам из-за многочисленных внутренних противоречий и конфликтов так и не удастся договориться. Однако с опозданием в один день это случилось и есть надежда, что страны смогут пусть медленно, но двигаться вперед, а не блокировать процесс из-за разных позиций.

Главные мировые эмиттеры парниковых газов Китай, США и Индия назвали конференцию в Лиме успешной. А представитель ЕС объяснил слабый прогресс тем, что нынешнему поколению очень сложно действовать ради будущих, а именно таков смысл нового соглашения. Россия назвала полученный в итоге текст работоспособной основой, хотя время от времени тормозила процесс при этом подчеркивая, что все идет недопустимо медленно, а решения принимаются в режиме ночного форс-мажорного цейтнота.

Во имя консенсуса переговорщикам пришлось пожертвовать весомой частью содержания соглашения – был выбран путь «упрощения» текста, из него убирались моменты, по которым не было согласия.

В промежуточном варианте нового соглашения обойден правовой статус соглашения. Не определена процедура сбора 100 млрд. долларов в год в фонд развивающихся стран к 2020 году и будущие цифры на 2025 и/или 2030 гг. Представители некоторых развивающихся стран считают, что гарантии 100 млрд непременным условием принятия соглашения.

Ключевая отличительная черта принятого в Лиме варианта соглашения - обязательства по снижению выбросов берут на себя не только развитые государства (как это было в Киотском протоколе), но и развивающиеся. В решении Лимы нет дифференциации стран по принадлежности к Приложению 1 РКИК, а именно она было «яблоком раздора». Однако при этом богаты страны «могут» помогать развивающимся финансово и технологически — в том числе, поддерживая программы по снижению выбросов и адаптации к изменению климата.

Конкретные цели снижения выбросов парниковых газов страны должны будут назвать через полгода. После этого будут рассмотрены "заявки" на снижение и, исходя из этого, оценен совокупный эффект объявленных мер. Пока ученые опасаются, что заявленных усилий не хватает для ограничения роста глобальной температуры на планете в пределах двух градусов. По имеющимся национальным параметрам по выбросам парниковых газов суммарная динамика выбросов двух десятков крупнейших стран (Китай, США, ЕС, Индия, Россия, Япония и т.д.) на период до 2030-2050 гг. примерно соответствует глобальной траектории движения по пути «+40С».

В тексте нового соглашения отмечается, что все еще существует значительный разрыв между сокращением выбросов, необходимым для удержания роста температуры в пределах 2 градусов, и озвученными планами. Поэтому ожидается, что вклады будут «прогрессом по отношению к действиям, которые сейчас предпринимаются сторонами», то есть обязательства должны быть выше, чем сейчас.

Итоговый документ Лимы является «рабочим» документом, промежуточным вариантом того, который должен быть принят через год в Париже. Часть наблюдателей считает, что это единственный возможный вариант, кто-то, что это лишь перекладывание важных вопросов на будущее. Многие называют этот документ компромиссным и обтекаемым – странам оставлено «пространство для маневра» в рамках подготовки национальных вкладов, и решение некоторых важных вопросов (например, серьезный пробел в финансовых обязательствах развитых стран) оставлено на Париж.

Эксперты считают, что факт принятия консенсусного варианта соглашения в Лиме стоит считать подтверждением того, что крупнейшие экономики мира намерены заключить в Париже соглашение, причем такое, какое следует из результатов Лимы. Представители общественных экологических организаций приветствуют продвижение в процессе, однако считают, что следующим шагом государств должны стать пусть добровольные, но амбициозные, адекватные климатическому вызову обязательства по снижению выбросов парниковых газов.

По мнению Ольги Сеновой, руководителя Климатического секретариата Российского Социально-экологического союза, решение, принятое в Лиме лучше, чем ничего, но успехом это назвать нельзя. Ожидания российских неправительственных организаций, отраженные в Позиции к Лиме, не оправдались в части обязательной ратификации нового соглашения всеми странами, и обязательств по снижению выбросов, которые должны по мнению НПО быть неотъемлемой частью соглашения. Вызывает опасение, что «мягкость» проекта соглашения, подготовленного в Лиме может удержать от сильных обязательств те страны, которые принятие решений по выбросам ставят в зависимость от «симметричных» решений других государств. (Как, например, неприсоединение США к Киотскому протоколу озвучивалось как один из аргументов, почему Россия не вошла в КП 2).

География: