В память о Рашиде

Не стало Рашида Алимова, руководителя проекта энергетической программы Greenpeace России, одного из ведущих экспертов в стране по проблемам токсического загрязнения окружающей среды, нашего друга, партнера, соратника РСоЭС. Публикуем воспоминания Андрея Ожаровского, координатора программы БезРАО РСоЭС.

17 декабря в больнице в Петербурге от COVID-19 умер мой друг Рашид Алимов. Ушёл один из наиболее последовательных и компетентных критиков Росатома.

 

"Я и Рашид"

2004 - Шоссе. Он работал выпускающим редактором сайта Bellona.ru, когда мы познакомились. Я ехал из Мурманской области, где меня не за акцию или пикет, - а просто так на 4 часа задержали сотрудники ФСБ. В Петербурге зашёл в офис Беллоны — рассказал об этом случае Рашиду.
Рашид написал об этом. Потом была красивая акция ПиМ у Кольской АЭС — я рассказал о ней Рашиду, а он говорит: «Сам обо всём и напиши» - появилась статья «Шоссе в запретной зоне». Так началось наше сотрудничество, а потом дружба.

2007-2009 - Хвосты. Много ярких воспоминаний оставила кампания против ввоза в Россию урановых отходов из Германии. Были и митинги, и аресты, и лагеря протеста... Но самое ярконе воспоминание, как мы «охотились» за этими «урановыми хвостами» - было ясно, что их привозят в порт Петербурга — но где и как их увидеть? Фотографии контейнеров с отходами были очень нужны. Мы пытались «поймать» опасный груз и в Капитолово (чуть не угорели, ночуя в мороз на даче Рашида), и в порту... И тут Рашиду повезло. Он с друзьями смог «засечь» готовый к отправке железгодорожный состав с «хвостами». Итог — одно из самых ярких видео (посмотрите его — в память о Рашиде) — активист (Рашид!) залез на плохо охраняемую железнодорожную платформу с опасными отходами — и не просто залез — измерил мощность дозы (6,8 мкЗв/ч!), развернул плакат. Так началась наша победа над сторонниками ввоза отходов в Россию. Тогда, в 2009 нам удалось их остановить. Но сейчас снова везут...

2019 - Хорда. Не случайно жители московских районов Сабурово, Москворечье, Печатники обратились к Рашиду и ко мне, когда стало ясно, что обретают реальность планы московских властей строить мост для Юго-восточной хорды прямо по могильнику химических и радиоактивных отходов росатомовского «Московского завода полиметаллов». Рашид сам обследовал радиоактивный склон, отобрал пробы грунта, оказавшиеся радиоактивными отходами. Потом именно он использовал возможности Гринпис России для помощи местным жителям — организация ещё одного отбора и анализа проб, подача иска в суд, оспаривающего фейковое заключение Мосгорэкспертизы, в котором врали, что радиоактивных отходов на месте строительства нет, нет даже повышения мощности дозы...

2020. 3 недели назад я ехал в Петербург с целью проверить, был ли выброс радиации на ЛАЭС. Мы хотели это сделать вместе с Рашидом. Но он был уже болен... Теперь его нет. Страшная утрата, мой друг умер от ковида.

 

"Мы на Склоне"

На Склон мы пришли вместе весной 2019 года. Наталья Синдяева писала «во все инстанции» - в РСоЭС и Гринпис тоже. Мы решили помочь — у меня в то время не было радиометра, а у Рашида был - и в один из приездов Рашида в Москву мы пошли на Склон. И увидели, что это действительно могильник. Настоящий.

Вот видео, которое снял Рашид  (смотреть видео по ссылке#1 и ссылке #2)  и  я был в кадре — он нет. Тогда Рашид не мог показаться на видео с могильника, ведь у него не было разрешения от Гринпис, там свои правила посещения опасных мест. Один кадр с Рашидом я тогда всё же сделал... На память...

Помню наше изумление - мощность дозы в «ямках» 1,1...1,5 мкЗв/ч (110-150 мкР/ч) — это много. Мы тогда не знали, что есть и в 10 и в 50 раз более «злые» ямки... Мы взяли пробы грунта — Рашид смог найти возможность оплатить анализ проб. Это было очень важно для доказательства опасности ситуации. Но только издали кажется, что всё просто. Что если ты работаешь в мощной экологической организации, такой, как Гринпис России, то у тебя ресурсов полно, ты можешь делать всё, что хочешь. В жизни не так.
Нужны обоснования, включение в планы действий и прочее... Рашид всё это прошёл — и вот он — анализ проб — это действительно радиоактивные отходы.

И с того времени Гринпис — один из мощнейших участников кампании по могильнику химических и радиоактивных отходов Московского завода полиметаллов.

Но всё это будет потом. А началось всё в апреле 2019-го, когда Рашид после рабочего дня приехал к МЗП с хорошим радиометром...

 

"Атомфорум"
2009 год. Разгар кампании #НетУрановымХвостам

В Питере Росатом проводит очередной #Атомфорум (сейчас с этим, вроде, завязали). Это такая вот реально мегафиганка, куда и противников атомной энергетики звали, но особо слова не давали. Цель Росатома была — показать видимость «конструктивного диалога.

Единственное, что там нормальный человек мог сделать — сказать: «Здесь Росатом промывает мозги». Да. На форуме. Да — прямо вот Кириенко в глаза. Рашид это сделал! Кириенко, проходя мимо, так усердно «не замечал» неудобный плакат, что чуть шейку не вывернул.

 

"Скандал в Росатоме"
Ноябрь 2019. Москва. Росатом.

Седой старый атомщик переходит на крик: «Да как Вы смеете такое писать — «хвосты смерти»? Это радиофобия! Никто от урановых хвостов не умер!». Старик кричал на Рашида. Не просто так кричал — на специальном совещании в Росатоме по проблеме урановых хвостов. Не просто так кричал — на глазах у многих «ручных экологов» из росатомовского «общественного совета» и в присутствии мудро ухмыляющегося гендиректора Росатома Лихачёва и его свиты.

Этот самый Лихачёв... чтобы как-то реагировать на разгорающийся международный скандал с ввозом из Германии в Россию в интересах британской кампании Urenco отходов обогащения урана, тех самых «урановых хвостов... Рашид терпел. Поднял руку — просит слово для ответа. Ведущий это «не замечает»...

Редко я видел Рашида в ярости. Не в крике и истерике — в холодной спокойной ярости. Подошёл к микрофону. Чётко и ясно объяснил — что он не автор этой статьи, что вопрос седого атомщика должен быть не к Рашиду, а к автору хлёсткого термина «хвосты смерти».

История для тех, кто думает, что в Росатоме с представителями Гринпис всегда вежливо и корректно разговаривают...

 

Ваш,

Андрей Ожаровский.

Тип информации: