Особый климатический путь России

На климатической конференции ООН СОР22 в Марракеше, где страны, компании и коалиции заявляют о безусловном приоритете зеленой энергетики, Россия обозначила свой особый путь: приоритеты на среднесрочную перспективу отдаются развитию газодобычи, повышению энергоэффективности в угольной и материалоемких отраслях, а также атомной энергетике.

16 ноября в своем выступлении на «высоком сегменте» - министерской сессии конференции - глава российской делегации Александр Бедрицкий заявил, что «…мы не рассматриваем отказ от углеводородов в качестве способа снижения выбросов парниковых газов, в рамках выполнения взятых на себя обязательств в среднесрочной перспективе. Необходимо… учитывать национальные особенности и интересы страны, в частности, …роли и потенциал энергосбережения, природного газа, применение инновационных низкоэммисионных технологий использования угля, метана, создания новых свойств материалов, а также предотвращения выбросов и увеличения стоков в лесной экосистеме нашей страны».

17 ноября в Марракеше прошла пресс-конференция корпорации Росатом и Всемирной ядерной ассоциации, где от имени ассоциации Агнета Ризинг заявила, что атомная индустрия готова утроить мощности к 2050 году, чтобы вырабатывать 25 % мирового электричества. Она привела аргумент, что сегодня 450 АЭС в мире генерируют такой объем энергии, который позволяет избежать эмиссии в размере 2,5 млрд тонн СО2 ежегодно – в сравнении с базовой угольной генерацией, которую АЭС как правило замещают.

Представитель Росатома Кирилл Комаров представил оптимистичную картину развития АЭС в России, перспективу циклической схемы для решения проблемы радиоактивных отходов. Но выступающие ни словом не обмолвились ни о рисках радиоактивных аварий, ни о нерешенной проблемы имеющихся и накапливающихся отработавших ядерных сборок, ни о проблемах с атомными станциями нового поколения (Нововоронежская АЭС была аварийно остановлена через 2 недели после пуска). Не было речи и о «космических» суммах потерь от воздействия аварий и существующей системы обращения с отходами атомной индустрии на природу и людей.

У многих общественных наблюдателей вызвала сомнение уместность подобного мероприятия именно в рамках климатической конференции ООН, где атомная энергетика не является предметом переговоров и даже исключена из механизмов чистого развития, работающих в рамках Киотского Протокола до 2020 года. Видимо, мотивом было желание использовать благоприятный формат конференции для продвижения атомщиками своего продукта на международном рынке.

Вечером 17 ноября состоялось официальное мероприятие российской делегации «Низкоуглеродная Россия – вызовы и возможности», где выступили глава делегации РФ Советник Президента РФ по климату Александр Бедрицкий, Министр окружающей среды Марокко Хакима Хайте, зам. Генерального директора Национальной организации поддержки проектов поглощения углерода Олег Плужников, рук. департамента Минэкономразвития Ярослав Мандрон, представители Росатома, Роснано и Русала.

Ярослав Мандрон, директор департамента Минэкономразвития году, отметил, что в области энергоэффективности основной драйвер - это производство тепла, то есть коммунальный сектор, здания и сооружения и транспорт. На будущие 15-20 лет потенциал экономической рентабельности в этих областях можно оценить в 1200 млрд евро. Тем не менее, был сделан акцент на развитие атомной энергии и когенерации тепла и электричества, с помощью которых предполагается снизить выбросы более чем на 40% от показателей 2015 г. к 2050 году.

По мнению Я. Мандрона, не так важны новые мощности – в производстве энергии мы имеем профицит, но нужна замена изношенных фондов, нужны стимулирующие меры для модернизации в энергетике, привлечение внешнего финансирования для энергоэффективных проектов. До 2030 года Россия идет по сценарию «мягких мер» снижения выбросов, к 2030 году нужен анализ и выбор дальнейшего сценария – скорее всего, более жесткого надзора и регулирования эмиссий.

Все три представленные на мероприятии компании (Русал, Росатом и Роснано) входят в российское Партнерство за сохранение климата (всего там сегодня 19 компаний) и выступают активными разработчиками мер регулирования выбросов парниковых газов производителями. И эти и другие крупные компании (например, Газпром) потихонечку начинают вкладываться и в возобновляемую энергетику (ВИЭ). Роснано инвестировал в ветропарк на юге России, строительство завода по производству ветрогенераторов в Ульяновской области. Но пока это скорее украшение имиджа, чем реальный прорыв в технологиях, в поддержке количественного и качественного развития ВИЭ в стране.

18 ноября в офисе делегации РФ на СОР22 состоялась встреча представителей Климатического секретариата РСоЭС с Александром Бедрицким. Глава российской делегации прокомментировал те аспекты официальной позиции РФ, которые вызвали в последние два дня массу критики общественности и журналистов.

По словам А. Бедрицкого, российская позиция основана на оценке существующих возможностей страны, в отличие некоторых стран, амбициозные заявления которых иногда приводят к пересмотру обещаний или их прямому невыполнению.

Россию традиционно принято считать не передовым игроком на климатической арене, но при этом доля угля в РФ ниже, чем, например, в Германии, а доля атомной энергии – ниже, чем во Франции. Г-н Бедрицкий выразил сожаление, что часто позитивные начинания России остаются незамеченными из-за предубеждений, а многие здравые предложения остаются без внимания, как, например, проигнорированное в Бали предложение России об учете добровольных обязательств стран. А несколько лет спустя это предложение всплыло само собой и теперь является основой нового климатического режима.

Г-н Бедрицкий подчеркнул, что для эффективности реализации Парижского соглашения нужны прозрачные правила, в том числе, по учету обязательств и отчетности по их выполнению. По его словам, на переговорах должно быть уделено больше внимания адаптации, а также вопросам справедливого и безболезненного перехода традиционных добывающих отраслей на более зеленые опции без ущерба для населения, для которого это единственное средство существования (в случае градообразующих предприятий и т.д.).

По словам г-на Бедрицкого, Россия не отказывается от намерений снижения выбросов, это лишь вопрос времени – ведь нашу страну нельзя сравнивать с небольшими странами, где внедрение нескольких установок ВИЭ может решить все проблемы. Нам необходимо время для обеспечения эволюционного, а не революционного переходного процесса, заключил г-н Бедрицкий.

На встрече Алекандру Бедрицкому была вручена Позиция российских неправительственных организаций к СОР22. В Позиции подчеркнуто, что общественность считает крайне важными мерами переориентацию гос. субсидий с ископаемого топлива на ВИЭ и энергоэффективность.

Общественность также обращает внимание на то, что из-за долгосрочного масштабного экологического и социального ущерба как атомная энергетика, так и большие равнинные ГЭС не могут рассматриваться в качестве инструментов климатической политики.

Тип информации: