1

Энергетическая стратегия 2035 – шаг вперед, два шага назад

Правительство России утвердило обновленный вариант Энергетической стратегии до 2035 г. Представители общественных экологических организаций считают, что документ отстает от новой мировой реальности: ему не хватает устойчивости и реальных механизмов, стимулирующих низкоуглеродное развитие.

В подписанном премьер-министром России Михаилом Мишустиным вариантеЭнергетической стратегии до 2035 г.отражены цели, задачи, ключевые направления и показатели развития энергетики.Авторы документа признают, что российская энергетика подвержена большим рискам из-за «высокой неопределенности и непредсказуемости внешних условий и факторов». Для ответа этим вызовам предлагаетсяпродвигать «благоприятный имидж российской энергетики» и «ускоренный переход (модернизационный рывок) к более эффективной, гибкой и устойчивой энергетике».

 

Однако видение устойчивого будущего энергетики у разработчиков Стратегии не соответствует мировым тенденциям. Целевые показатели документа касаются главным образом нефтяного, газового, угольного секторов и производства электроэнергии. В приоритетахстратегии на ближайшие 15 лет - развитие отраслей топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и использовании ископаемых.

 

Среди утвержденных Стратегий мер: поддержка строительства новых нефтеперерабатывающих заводов и добычи «трудной» нефти, снижение налоговой нагрузки на ТЭК.Кроме того, предполагается «оптимизировать пространственное размещение энергетической инфраструктуры, в рамках которой в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в Арктической зоне должны будут сформированы нефтегазовые минерально-сырьевые центры, нефтегазохимические комплексы, а Россия станет «ведущим игроком на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона».

Новым элементом Энергостратегии является предложение о переходе к 2035 году от полного регулирования тарифов на тепловую энергию к ориентированной на регионы модели «альтернативной котельной». По задумке авторов, этот механизм инвестиций не только сделает тарифы гибкими, но и даст потребителям реальную возможность выбора схем и способов теплоснабжения.

 

Энергостратегия-2035 предполагаетсоздание национальной системы мониторинга и отчетности о выбросах парниковых газов. Из документа следует, что грядет «структурная диверсификация»: углеродная энергетика дополнится неуглеродной, централизованное энергоснабжение - децентрализованным, экспорт энергетических ресурсов - экспортом российских технологий, оборудования и услуг».Однако детализации низкоуглеродных мер в Стратегии практически нет, отсутствуют в документе и четкие целинизкоуглеродного развития.

 

Накануне подписания Энергетической стратегии-2035 эксперты Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» провели исследование, касающееся перспектив «пост-Covid-19»развития. По мнению аналитиков, заложенные в нынешних официальных документах прогнозные значения по темпам роста российской экономики в перспективе до 2024 г. существенно отстают от прогнозируемого темпа роста выбросов. А это означает, что будет расти углеродоемкость экономики страны, и соответственно, связанные с этим риски на международном энергетическом рынке.

 

По мнению аналитиков, поскольку в ближайшее время российский нефтегазовый сектор столкнется с кризисом недоинвестированности отрасли и снижением добычи,России необходимо иметь национальный план по достижению целей низкоуглеродного развития, включая прогноз динамики выбросов, состав мероприятий по их снижению, их стоимость и источники финансирования.

 

«Российский нефтегазовый сектор получил жесткий стимул задуматься о перспективах неизбежной реструктуризации отрасли и о том, как вписать углеводороды в набирающую обороты глобальную «зеленую» повестку. И здесь особую роль может сыграть растущий тренд на декарбонизацию нефти и газа и устрожение требований со стороны покупателей к углеродному следу ископаемых топлив», - говорит директор Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Татьяна Митрова.–«Текущая ситуация на рынках наглядно продемонстрировала, что выигравших среди производителей в такой ситуации не будет. Поэтому особую важность приобретают долгосрочные действия, направленные на поиск новой модели развития всего нефтегазового сектора в условиях декарбонизации».

 

Представители общественных экологических организаций согласны с выводами экспертов, и обращают внимание на ошибочность тезиса из Стратегии -2035, в котором утверждается, что «энергетика России является одной из самых экологически чистых (низкоуглеродных) в мире, поскольку более трети генерации электрической энергии приходится на атомную энергетику, гидроэнергетику и другие возобновляемые источники энергии, около половины - на природный газ».

 

Представители Российского социально-экологического союза (РСоЭС) подчеркивают, что «Энергетическая стратегия должна соответствовать глобальному экологическому переходу на безуглеродную энергетику к середине XXI века, предусматривать скорейший уход от использования угля и в перспективе снижение зависимости от всех видов ископаемого топлива, и не должна включать увеличение доли АЭС и крупных плотинных ГЭС в энергобалансе страны»…