1

Низкоуглеродное развитие не по сценарию

России необходимо готовиться к будущему без выбросов парниковых газов - Минэкономразвития подготовило Стратегию низкоуглеродного развития до 2050 года. Представители общественных организаций считают это важным шагом, но подчеркивают, что планы безуглеродного развития должны быть гораздо более амбициозными, и у страны есть возможности для этого.

России необходим переход на траекторию диверсифицированного экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов, формирование рынков «зеленой» продукции, - считают разработчики Стратегии долгосрочного развития РФ до 2050 года с низким уровнем выбросом парниковых газов. Результатом реализации Стратегии должно стать увеличение валового внутреннего продукта с низкими выбросами парниковых газов и высокие показатели энергоэффективности основных технологических процессов.

При этом авторы Стратегии утверждают, что «усилия государства, направленные на создание необходимой институциональной и правовой среды, будут стимулировать технологическое развитие, обеспечивающее конкурентоспособность российских товаров в складывающейся мировой конъюнктуре», а «обеспечение устойчивого социально-экономического развития РФ также будет способствовать достижению глобальных целей, закрепленных международными соглашениями по климату».

В низкоуглеродной стратегии указано, что «технологический переход мировой энергетики от генерации на основе ископаемых видов топлива к низкоуглеродным и возобновляемым энергоресурсам (глобальный энергопереход) обуславливает угрозу для Российской Федерации, связанную со снижением объемов экспорта ископаемого топлива и углеводородов». Этот тезис нового документа уже подтверждают и нынешние реалии, в которых падающие цены на нефть «обесценивают» российскую национальную валюту.

В документе определены наиболее приоритетные направления реализации Стратегии: 

  • развитие национального регулирования выбросов парниковых газов и его синхронизация с механизмами, предусмотренными Парижским соглашением;
  • развитие национальной системы мониторинга и прогнозирования объема выбросов парниковых газов;
  • повышение энергетической эффективности отраслей экономики, инфраструктуры, жилых и промышленных зданий и сооружений;
  • сохранение и увеличение поглощающей способности лесов, почв и других
  • естественных поглотителей парниковых газов;
  • проведение прикладных и поисковых исследований в области технологий и практик развития с низким уровнем выбросов парниковых газов. 

В Стратегии рассмотрены четыре сценария, два из которых в большей или меньшей степени низкоуглеродные («Базовый» и «Интенсивный»), еще два приведены для сравнения – «Инерционный» и «Без мер государственной поддержки».

Базовый сценарий, который принят за основу, предполагает «создание правовой основы и методологической базы для технологической трансформации экономики. Основой Базового сценария является повышение показателей энергоэффективности и энерго- и ресурсосбережения, а также внедрение мер для расширения охраны лесов и сокращения рубок. Предполагается, что Россия будет следовать Базовому сценарию вплоть до достижения пика выбросов, то есть до 2030 года. Хотя авторы Стратегии сами признают значительные темпы роста ВИЭ и низкоуглеродных технологий и их потенциал для рынка труда, значительное наращивание «зеленых» мощностей и сокращение прямых выбросов базовый сценарий не подразумевает.

Интенсивный сценарий низкоуглеродного развития России включает все меры, предусмотренные Базовым сценарием, учитывает рост показателей энергоэффекивности и энерго- и ресурсосбережения к 2030 году , а также предусматривает внедрение национального регулирования парниковых газов, увеличение доли генерации возобновляемой энергии, электрификацию и цифровизацию транспортного сектора и технологий производства, отказ от сплошных рубок, расширение охраны лесов и развитие технологии захвата, хранения и переработки углерода. Достичь углеродной нейтральности в этом варианте России удастся лишь к 2100 г. Минэкономразвития считает, что следовать Интенсивному сценарию следует только с 2030 года. Даже при успешной реализации всех мер, предусмотренных Интенсивным сценарием, уровень выбросов парниковых газов к 2050 году будет выше показателей выбросов на 2017 год.

По Базовому сценарию выбросы парниковых газов сократятся года на 33% относительно 1990 года к 2030 году и на 36% к 2050 году. Если следовать Интенсивному сценарию, удастся сократить выбросы на 36% к 2030 году и на 48% к 2050 году.

Приведены и два пессимистичных варианта развития событий – оба сценария не являются низкоуглеродными и представлены в документе скорее для сравнения. Один из них – «Инерционный», при котором темпы роста энергоэффективности и обновления технологической базы сохраняются на уровне, достигнутом в случае успешного выполнения национальных проектов и вследствие внедрения наилучших доступных технологий и модернизации энергетического сектора.

Четвертый сценарий – «Без мер государственной поддержки» – предполагает прекращение реализации действующих мер политики и характеризуется существенным увеличением эмиссии парниковых газов к 2050 г. (90% относительно уровня 1990 г.), отказ от внедрения наилучших доступных технологий, модернизации энергетики, экстенсивный характер лесопользования. Авторы Стратегии отмечают, что «реализация данного сценария содержит риски устойчивого развития российской экономики после 2040 г.».

Авторы Стратегии подробно анализируют тренды международного развития, дают оценку «климатическим результатам» выполнения российских национальных проектов. И обозначают «узкие места» углеродного баланса страны: «ежегодные прямые и косвенные выбросы парниковых газов, вызванные лесными пожарами, составляют 10-15% от совокупных выбросов парниковых газов РФ. Поглощение углекислого газа лесами достигло максимума в 2009 г., после чего сток углерода постепенно стал сокращаться в силу возросшего масштаба лесных пожаров и лесозаготовки, а также вклада естественной динамики лесных экосистем в результате антропогенных нарушений породно-возрастного состава».

Как следует из документа, «прогресс в снижении энергоемкости ВВП был достигнут РФ, в основном, в период с 2000 по 2008 гг., в котором происходили заметные сдвиги в пользу менее энергоемких видов экономической деятельности». При этом авторы Стратегии отмечают, что в России есть значительные ресурсы для развития безуглеродной энергетики. Совокупные возобновляемые ресурсы энергии разработчики документа оценивают в 1,5×108 млрд кВт-ч/год, что в 5 раз превышает текущее потребление электрической энергии в стране. А «общий теоретический потенциал сокращения выбросов парниковых газов и увеличения их поглощения природными экосистемами оценивается в 2 млрд т СО2-экв. в год, что на 28% превышает текущие выбросы парниковых газов», – следует из документа.

Хотя в Стратегии признается мировой тренд с ориентацией на низкоуглеродную экономику и отдельно подчеркивают высокий потенциал развития ВИЭ в стране, в документе также присутствуют ложные выводы и меры, которые в первую очередь затрагивают энергетический сектор. Среди новых возможностей, доступных на фоне низкоуглеродного тренда, перечислены атомная энергетика и технологии захвата, хранения и переработки углекислого газа - решения, признанные мировой общественностью ошибочными в борьбе с климатическим кризисом ввиду высокого уровня рисков и ненадежности данных технологий по сравнению с направлениями, считающимися приоритетными - внедрением мер энерго- и ресурсоэффективности и энергосбережения и развитием возобновляемой энергетики. 

В Стратегии не сказано, какой сценарий более вероятен. По мнению Ольги Сеновой, руководителя Климатического Секретариата Российского социально-экологического союза, «логично предполагать, что развитие пойдет либо по Базовому, либо по Интенсивному сценарию. Но, учитывая происходящие в мире процессы, сегодняшнее падение и долгосрочные прогнозы цен на нефть, а также российскую практику реализации, например, программы энергоэффективности, нет полной уверенности, что в реальности все не пойдет по Инерционному сценарию, да и опасность варианта «Без государственной поддержки» также существует».

Реализация низкоуглеродной стратегии потребует финансовых затрат, а эффект будет зависеть во многом от уровня вложений. Однако вопрос финансирования низкоуглеродных планов затронут в Стратегии поверхностно. Минэкономразвития РФ не указывает, во сколько обойдется реализация стратегии до 2050 г., но меры, косвенно связанные со снижением выбросов, в 2019-2020 гг. оцениваются в документе в 4,3 трлн руб.

Финансирование мероприятий будет осуществляется «за счет средств бюджетов бюджетной системы РФ в пределах бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов и местных бюджетов, предусмотренных на реализацию указанных программ на соответствующий год, а также за счет внебюджетных источников. Содействие государства в реализации задач, определенных Стратегией, может осуществляться с использованием различных финансовых или нефинансовых схем и механизмов».  Исходя из практики реализации программ по энергоэффективности и уровня поддержки возобновляемых источников энергии, надеяться на серьезные финансовые вливания в низкоуглеродные направления из государственного бюджета вряд ли стоит.

Представители общественных экологических организаций считают появление в России низкоуглеродной Стратегии позитивным сигналом. Однако даже самый амбициозный сценарий развития, рассмотренный в документе, мало отличается от ранее озвученных официально цифр по снижению выбросов к 2030-му году, считают они. Несколько процентов разницы для долгосрочной Стратегии низкоуглеродного развития - это не серьезно. Опасение также вызывает упоминание благоприятных возможностей для экономики - к подобной риторике нередко прибегают климатические скептики.

В реальности получается, что, сокращая выбросы по сравнению с 1990 годом, Россия фактически продолжает увеличивать их. «Необходимо пересмотреть цель снижения выбросов парниковых газов на 2030 год – принять цель снижения до уровня 50% от 1990 года без учета поглощения лесами, - подчеркивают представители Российского социально-экологического союза в Заявлении российских НПО к КС 25. Необходимо принять отдельную цель по поглощению углерода лесными экосистемамии водно-болотными угодьями».

Российский Социально-экологический союз считает, что «стратегия должна соответствовать глобальному экологическому переходу на безуглеродную энергетику к середине XXI века, предусматривать скорейший уход от использования угля и в перспективе снижение зависимости от всех видов ископаемого топлива, и не должна включать увеличение доли АЭС и крупных плотинных ГЭС в энергобалансе страны».

 

Другие материалы по теме:

Renen: О проекте Стратегии низкоуглеродного развития России

Коммерсант: России прописали низкоуглеродное будущее

Гринпис России: Россия представила скромный план низкоуглеродного развития

Текст Стратегии низкоуглеродного развития России на сайте Минэкономразвития