1

О климатической «матрешке» будущего соглашения

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил на климатическом форуме в Дохе, что заранее соберет мировых лидеров и обговорит с ними соглашение 2015 года - боится повторения Копенгагена. Каким быть климатическому процессу в будущем, и какое место в нем может занять Россия?

По мнению главы рабочей группы по климату экологического комитета РСПП Михаила Юлкина, сейчас Россия по формальным признакам находится в одной компании с Японией, Канадой и Новой Зеландией. В ту же неформальную группу можно отнести и США, которые не были участниками КП и официально не брали на себя обязательств по сокращению выбросов. По мнению эксперта, Россия в этой компании выглядит глупо, ведь по сравнению с вышеперечисленными странами она не только ничего бы не потеряла от принятия Киото–2, но и могла бы приобрести. «Россия могла смело брать обязательство на уровне 65% от 1990 года» – считает М.Юлкин. - Вместо этого мы отказались брать на себя обязательства во втором периоде КП-2 и заявили о намерении взять на себя внутренние обязательства по ограничению и сокращения выбросов в рамках РКИК на уровне 15-25% ниже уровня 1990 г. Этим своим "дерзким" решением мы никого не удивили, квоту, оставшуюся от первого периода КП (почти 6 млрд. тонн), а заодно и доступ к углеродному рынку и возможность реализовывать проекты в рамках Киотского протокола полностью потеряли…».

А перенос квот, о котором так долго спорили, все-таки разрешили, правда, с ограниченными возможностями. «Уже после принятия итоговых документов конференции ряд крупнейших стран, участвующих во втором периоде, объявили о том, что они не намерены покупать квоты, перенесенные с первого периода. В результате РФ вряд ли получится их продать до 2020 года». – пишет Коммерсант.

Однако ключевой вопрос нынешнего этапа климатического процесса - финансовый: как развитые страны могут помочь развивающимся странам организовать эффективное снижение выбросов парниковых газов. Тут приходится констатировать, что Россия, Беларусь и Украина находятся в стороне от процесса. Страны уже не являются получателями международной помощи, и пока далеки до статуса главных финансовых доноров планеты. Однако, что касается России, то ранее было сделано заявление о том, что страна будет оказывать климатическую помощь на добровольной основе и с самостоятельным выбором получателей, прежде всего, развивающихся стран СНГ.

Неоднократно представители российской делегации, оправдывая утрату ПСО для России, предлагали в качестве возможной замены варианты двустороннего сотрудничества. В Дохе внимание к этому вопросу привлекла Япония, заявившая о намерении развернуть широкомасштабную систему двустороннего сотрудничества с развивающимися странами – совместный углеродный механизм (Joint Carbon Mechanism) на многие десятки млрд. долларов. Но к единому мнению прийти не удалось - произошло столкновение двух концепций по отношению к любым многосторонним или двусторонним механизмам. Согласно первой, отстаиваемой развивающимися странами, нужно одобрение Конференцией сторон любого механизма. Согласно второй, поддерживаемой США, Японией и другими развитыми странами, нужна лишь демонстрация соответствия ранее принятым стандартам.

Правда, по оценке некоторых экспертов, надеяться на двустороннее сотрудничество России не стоит – очереди из жаждущих партнерства с нами пока нет. В любом случае процесс внедрения межгосударственного сотрудничества по снижению выбросов может потребовать несколько лет. С другой стороны, чтобы принять участие в таком сотрудничестве, каждая страна, например, Россия или Беларусь, должны иметь свои национальные пилотные системы, отвечающие соответствующим стандартам. «Это не быстрый процесс, поэтому начинать его нужно сейчас, - считает руководитель программы «Климат и энергетика» WWF России Алексей Кокорин, - уже есть положительный опыт, причем, не только в дальнем зарубежье (Китай, Ю. Корея и др.), но и у ближайших соседей в Казахстане».

По мнению представителя WWF, идеальным вариантом развития событий в международном масштабе может стать рамочное соглашение на 2020 – 2030 гг. – то есть в уже имеющуюся рамочную конвенцию эксперт предлагает вложить еще одну универсальную «матрешку». Есть хорошие шансы для сочетания новых рыночных и нерыночных механизмов, как глобальных, так и двух- и многосторонних. Также там может найтись место для детальных систем отчетности и контроля: как за выбросами, так и за финансовыми потоками. По формату обязательств эксперты предлагают подход долгосрочного «углеродного бюджета»: суммарных выбросов страны за, например, 1990 – 2030 гг. Для стран СНГ это бы отражало их вклад в глобальный процесс ограничения выбросов, внесенный в 1990-ые годы экономическим спадом. Кроме того, именно такой подход сведет на нет обсуждение вопроса о переносе неиспользованных единиц сокращения выбросов с первого и второго периода обязательств Киотского протокола в будущие действия после 2020 года. «В новые рыночные и нерыночные механизмы ни в коем случае нельзя пытаться «втащить» неиспользованные киотские единицы, это может принципиальным образом затруднить участие в механизмах российских участников» - считает эксперт.

Официальные лица России не раз отмечали, что страна будет участвовать в глобальных усилиях по снижению выбросов, если в них столь же активно будут участвовать два главных загрязнителя: Китай и США. Благодаря своей позиции на переговорах Россия уже оказалась в одной компании с США, но не в том «лагере», о котором мечтали представители экологической общественности. Зато по выбросам СО2 в энергетике и промышленности наша страна сместилась с третьего места на четвертое, пропустив вперед Индию. Если же добавить данные о рубке лесов, то впереди нас еще и Бразилия. Вклад России в общемировые выбросы сократился до 3%...

Итоги климатической конференции 2012 года российским представителям общественности и бизнеса еще придется осмыслить: свыкнуться с утратами и отсутствием приобретений. Хочется верить, что глобальный смысл попадания России в «плохую» компанию обусловлен поиском своего уникального места в климатическом процессе. Хочется верить, что несмотря на потерю ПСО и скромные обязательства Россия станет реальным климатическим донором не только из-за своих лесов и прошлых экономических кризисов, а благодаря реальным действиям по снижению выбросов. Вдруг да удивит всех: достанет из своей климатической матрешки углеродный рынок, энергоэффективность и возобновляемую энергетику.

Тип информации: